Мировые новости Православия

Православный календарь

Календарь

Перевести, чтобы непонять?

Наверное, нет такого прихожанина, который не сокрушался бы о том, что не всё в православном богослужении ему понятно. Одна из самых распространённых отговорок для того, чтобы оставить богослужение за бортом своей жизни – это непонятность языка на котором звучит служба в храме. Дескать, вот если бы служили по-русски, то я бы ходил(а) на богослужения, а так... От этой проблемы действительно нельзя отмахиваться, так как она мешает нам полноценно участвовать в жизни Церкви, а значит, затрудняет спасение.

Прежде всего, следует сразу оговориться, что в данной статье проблема перевода богослужения на русский язык сознательно будет оставлена за скобками. Хотя бы потому, что от читателя (да и от автора) решение этой проблемы мало зависит, а вот сделать своё присутствие в храме более осмысленным напрямую зависит от каждого из нас. Итак, что нам мешает понимать богослужение, и что мы можем с этим сделать?

Первая трудность состоит в том, что богослужение – это поэзия. Более того, строго говоря, в православном богослужении нет чтения, а только пение, так как и читать положено на распев, это поистине «поющее богословие». Славянский язык сохраняет ритмику греческого оригинала. Если же вы переводите на русский, меняя лексику и стилистику, то ритмика разрушается, и вы утрачиваете поэзию, которая остаётся недоступна людям. А вот смысла и понимания текста перевод не добавит. Дело в том, что для поэзии характерен язык образов, сравнений и перевод на русский язык почти никогда ничего не даёт. Пример из акафиста Божией Матери:

- «Радуйся, море потопившее фараона мысленного».

Перевод даже не нужен. Но о чём речь? Почему мы так обращаемся к Богородице? Непонятно. И дело не в славянском языке, а в том, что для понимания этого выражения необходимо знать, что происходило в Ветхом Завете. Тогда более понятным становится и смысл образа. Это подводит нас к ещё одной проблеме, наверное, самой серьёзной. Незнание современными верующими Священного Писания.

В Послании Восточных Патриархов (1725 г.) о богослужебных книгах говорится следующее: «Все сии книги… состоят из песней или выбранных из Священного Писания или составленных по внушению Духа, так, что в наших песнопениях только слова другие, нежели в Писании, а собственно мы поём то же, что в Писании, только другими словами».

Вот этот барьер в понимании церковной службы действительно серьёзен. Если ты не знаком с текстом Писания, то проникнуть в смысл богослужения становится весьма затруднительно. Например, почему мы постоянно называем Божию Матерь Купиной Неопалимой? Поймёт тот, кто читал книгу Исход, тот, кто не читал, скажет, что непонятно и надо служить по-русски. Но по-русски Неопалимая Купина будет звучать как «несгораемый куст». Разве так понятнее смысл образа?

Или знаменитое церковное песнопение: Ныне отпущаеши раба Твоего Владыко по глаголу Твоему с миром, яко видесте очи мои спасение Твое еже еси уготовал пред лицем всех людей, свет во откровение языков и славу людей Твоих Израиля.

Тот, кто внимательно читал Евангелие от Луки, сразу вспомнит, чьи это слова и по какому поводу они были сказаны. Остальные просто разведут руками и скажут, что это что-то непонятное, хоть по-славянски, хоть по-русски.

- по-славянски: «Исчезоша дни мои яко соние восстающего, темже яко Езекия слезю на ложи моем приложитися ми летом живота, но кий Исайа предстанет тебе душе, аще не Бог всех».

- по-русски это будет примерно так: «Прошло время жизни моей, как сон просыпающегося, поэтому, как Езекия, слёзно молю на ложе моём, чтобы прибавиться годам жизни моей, но какой Исайа предстанет тебе душа, если не Бог всех».

Не зная Писания можно догадываться об общем смысле песнопения, но кто такой Езекия, кто Исайя и что там между ними было, а главное, какое это всё имеет отношение ко мне, будет понятно, только если Ветхий Завет мне известен на пятёрку.

Вот ещё более простой пример:

- «На горе спасайся душе, якоже Лот оный, и в Сигор угонзай».

- по-русски: «Спасайся, душа, на горе, как Лот и убегай в Сигор».

Как видим, русский перевод почти не нужен и смысла он не добавляет. Кто такой Лот, что за Сигор и почему надо туда убегать, спасаясь на горе? Не разберешься хоть с переводом, хоть без него. Надо знать Писание.

Ну и, наконец, ещё одно препятствие. Богослужение имеет прямую связь с богословием. Так, например, канон Пятидесятнице целиком заимствован из творений Григория Богослова. Глубокое богословское содержание имеют творения таких великих песнописцев и песнотворцев, как святые Василий Великий, Иоанн Златоуст, Феодор Студит и многие другие. Как точно подметил протоиерей Георгий Флоровский: «Христианское богослужение от начала имеет характер скорее догматический, нежели лирический… С человеческой стороны богослужение есть, прежде всего, исповедание, - свидетельство веры, не только излияние чувств».

Без прекрасного знания православного вероучения о Пресвятой Троице невозможно понять, скажем, вот это песнопение: «Безначальне Отче, Сыне Собезначальный, Утешителю Благий, Душе Правый, Слова Божия Родителю, Отца Безначальна Слове, Душе Живый и Зиждай, Троице Единице, помилуй мя».

Опять же, перевод тут не поможет…

В семинариях и академиях по богослужебным текстам пишут исследовательские работы и даже защищают учёные степени, такова в них глубина богословия. Когда же в песнопениях нет скрытых ссылок на Писание и нет вероучительной составляющей, то они вдруг становятся понятными и без перевода: 

- «Святый ангеле, предстояй окаянной моей души и страстной моей жизни, не остави мене грешнаго, ниже отступи от мене за невоздержание мое» (из утренних молитв)

- «Согреших паче всех человек, един согреших Тебе, но ущедри яко Бог, Спасе, творение Твое».

Или вот это: «Ты еси сладкий Иисусе, Ты еси Создателю мой, в Тебе Спасе оправдаюся».

Или вот это: «Милосердия двери отверзи нам, благословенная Богородице, надеющиеся на Тя да не погибнем, но да избавимся тобою от бед, Ты бо еси спасение рода христианского» (из вечерних молитв).

Или кому-то непонятна молитва «Отче наш»?

Как то не верится, что человек, который за последние годы стал понимать слова «ток-шоу», «шоп-тур», «сим-карта», «DVD» и «блокбастер» не сможет разобраться в том, что «паче» значит «больше», а «яко» значит «как» и некоторые другие славянские выражения. По крайней мере, через десяток другой текстов они становятся очевидными.

В церковнославянских богослужебных текстах действительно встречаются малопонятные современному человеку обороты, но тексты служб регулярно поновляются, делаются более привычными для нашего уха. Для этого в Церкви существует даже специальная Синодальная богослужебная комиссия.

Итак, подведём некоторый итог. Когда человек впервые попадает на православное богослужение, то сталкивается с тем, что ему мало что понятно. Вывод делается самый простой – надо служить по-русски. Вот только по-русски будет ничуть не более понятно, чем по-церковнославянски. А всё дело в том, что богослужение - это крепкий орешек из поэзии, текстов Священного Писания и догматического богословия. Выучить собственно славянский язык в объеме необходимом для понимания церковных служб дело несложное.

Намного сложнее изучить Писание и православное вероучение. Но если этого не сделать, то вынужден будешь и дальше оставаться в храме иностранцем. В конце концов, уже не удивительно, что славянский язык вещь слишком сложная в стране, где сплошь и рядом живут имиджмейкеры, мерчендайзеры, провайдеры, супервайзеры и риэлторы, которые занимаются ребрендингом, дайвингом, боулингом, шейпингом и фитнесом. К сожалению или к счастью, но жизнь устроена так, что ничего нам не даётся легко. А в духовной жизни и подавно. Не случайно Господь говорил, что «Царство Небесное силою берётся, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11,2). Нежелание потратить две недели на изучение языка богослужения, говорит больше о нашей лени, чем о сложности языка. Если нам предлагают высокооплачиваемую работу, но просят прежде пару недель подучиться,  то у нас находится и время и инициатива. Когда же речь заходит о том, чтобы приложить усилия к пониманию церковной службы, то… увы. "Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше" (Мф. 6,21) Нежелание ходить в храм, молиться, поститься, страх первой исповеди, стыд исповедовать некоторые грехи, лень в изучении Писания, богослужения и т.д. всё это необходимо последовательно преодолевать. Рассматривать это как часть своей обязательной духовной работы. Как показывает практика, понимание церковной службы идёт рука об руку с духовным возрастанием. Не надо бояться того, что не всё в храме тебе понятно и уж тем более, торопиться ставить всей Церкви диагноз. Вслушивайся в службу, как вслушивается младенец во взрослую речь, и постепенно начнёшь понимать ту глубину мысли, благодарности и покаянного чувства, которые заложены в православном богослужении.

Пользователи
175
Материалы
247
Кол-во просмотров материалов
137093
© 2020 Приход Воскресения Христова. Все права защищены.